Anarchs

Итак, кто же такие Анархи? Безбашенные чуваки - помесь робингудов, байкеров, рокеров, дальнобойщиков и всех мыслимых неформальных сообществ. Единственный их моральный принцип — расплывчатый и в высшей степени неофициальный кодекс чести. Мотивы деятельности - желание пожить на всю катушку и противоборстве порядку и системе во всем.

Сколько их — непонятно, но, видимо, многие миллионы. На самом деле, многие люди, называющие себя Анархами — никакие не Анархи, а жалкие позеры, зато другие, клеймящие Анархов на чем свет стоит, как раз настоящие Анархи и есть.

Анархи считают преступной любую власть людей над людьми, будь то власть рабовладельца над рабом, офицера над солдатом, начальника над рабочим или священника над паствой. Идеология Анархов не дозволяет им кому-то подчиняться или кем-то командовать, поэтому зарабатывают они исключительно вольными профессиями типа дальнобойщиков, грузчиков или наемников, иногда воруют и грабят, но чаще покушаются на имперскую собственность, а не на частную. Чаще всего никакого определенного занятия у Анарха и нет, он перебивается временными заработками. Они редко живут на одном месте, часто переезжая в другие края. Среди Анархов много нелегалов — дезертиров из армии, беглых заключенных, рабов и тому подобного. Богачей и аристократов среди Анархов почти нет, это идеология черни.

Как происходит вербовка в Анархи? Да как угодно. Достаточно выслушать пару проповедей пьяного Анарха в дешевой пивнушке, поработать вместе с ним на разгрузке вагона или просто жить рядом с ним. Узнать основные положения кодекса чести, пару не-очень-секретных знаков типа по-особому сложенных пальцев, уверовать, что всякая власть есть зло, а другим Анархам надо помогать — и вот вы уже полноценный Анарх.

Тайным обществом их можно назвать потому, что Анархи нигде не регистрировались и никому не служат, а вот никакой организованной структуры у них нет. Если Анархи почувствуют чью-то власть над собой — они разбегутся от носителя этой власти, как от чумы. Любая деятельность у них совершается по принципу искры, брошенной на сухую траву — кому-то в голову пришла идея вывалять имперского чиновника в дегте и перьях и протащить по городу за мотоциклом, идея понравилась всем его знакомым и знакомым их знакомых, и вот уже толпа Анархов ломает двери в городской управе и готовит деготь. Но они и гаснут так же легко, как загорелись, а уж толкнуть Анархов на исполнение сколько-нибудь долгосрочного плана не легче, чем сдвинуть гору пальцем.

Хотя многие Анархи — бойцы, вместе они не армия и организованно воевать не умеют. Одного вида бряцающей оружием роты солдат-карателей достаточно, чтобы хоть бы и тысячная толпа Анархов разбежалась — впрочем, в тот же вечер паре армейских патрулей переломают ребра и подожгут бронетранспортер на стоянке, это уж как пить дать. Они вообще чаще гадят властям по-мелкому, типа неприличных надписей на общественных зданиях, но иногда могут пойти и на серьезный шаг типа разгрома полицейского участка или отделения Ордена, а может, и нападения на имперский инкассаторский обоз. Убивают они редко, так как уверены, что все люди братья, а бороться надо с абстрактными властями.

В руках Анархов — немалые территории в погруженных в хаос провинциях на периферии Империи, где они пытаются организовать что-то вроде коммун. Что более важно, в руках Анархов находятся один или два Левиафана. Эти Левиафаны ходят по обычному маршруту и перевозят пассажиров, как и все остальные, но если кому-то из Анархов понадобится по-настоящему безопасное убежище — он может скрыться там. Имперская армия может разгромить коммуны, но на анарховский Левиафан она никогда не полезет.