Imperial army

Имперские вооруженные силы можно разделить на три части: регулярные легионы, иррегулярные войска-наемники и ополчения.

Легионы

Когда-то ни наемников, ни ополченцев не было. Были старые легионы - десятки миллионов генетически модифицированных солдат, физически очень сильных, выносливых, нечувствительных к боли и покорных любому слову командира; на них держалась военная мощь Империи. Прошли века, и эта система развалилась, но в жилах огромного количества граждан Империи все еще течет старая солдатская кровь, изрядно, конечно, разбавленная. Их все же охотно призывают в ряды легионов: кое-что от старых способностей предков у них осталось. Хотя бы немалые сила и послушность.

Пополняются легионы рекрутской повинностью: каждое поселение обязано предоставить армии столько-то рекрутов. Система эта уже давно и сильно сбоит, многие провинции за последние столетия не пополнили армию ни одним бойцом. Недостаток кое-где добирают за счет заключенных, отпущенных рабов и добровольцев, буде такие найдутся. Однако многие имперские легионы все равно не укомплектованы даже наполовину, а иные существуют только на бумаге. В армии воруют - интенданты крадут все, от денег до продуктов, офицеры продают технику и вооружения, каждый что охраняет, то и имеет.

В центральных областях Империи пытаются сохранять при рекрутском наборе более или менее строгий отсев по здоровью - солдаты должны быть крепкими и сильными. На периферии нет и этого. Срок службы в легионах - двадцать пять лет, уходит туда юноша, а возвращается мужчина лет сорока-сорока пяти. За службу в армии легионеров награждают землей, деньгами (довольно скромными), иногда рабами; вышедший в отставку легионер старается поскорее жениться на женщине моложе себя и произвести на свет сына или нескольких.

Дисциплина в легионах держится на палке, розгах и кнуте; жизнь невоюющего солдата - постоянная муштра. Офицеры - аристократы по происхождению - обычно относятся к легионерам из простонародья, как к скоту, которого можно заставить подчиняться только устрашением. Центурионы и старшины скоры на расправу, непокорных солдат могут спокойно забить до смерти - никакой ответственности за это никто не несет. Солдаты в большинстве своем платят командирам тихой ненавистью и по-настоящему рабской покорностью, а отыгрываются на гражданских. На знаменах легионов можно было бы писать не "Верен императору" и не "Отвага и честь", а "Тупая жестокость" - это было бы честнее.

Легионер, как правило, постоянно носит в качестве оружия "зибен" - старинный автоматический карабин с длинным и тяжелым штык-мечом. Из всего, что когда-то породила имперская технологическая мысль, это громоздкое, тяжелое и неудобное оружие оказалось самым надежным, его выпускали в десятках миллионах экземпляров. Хотя каждого легионера учат стрелять, реально стрельба ведется редко - патронов мало; вообще говоря, не все находящиеся на вооружении "зибены" исправны. "Зибены" служат чаще холодным оружием - штыком можно колоть и рубить, прикладом - проламывать черепа. Каски, панцири, щиты служат защитой; копья, луки и арбалеты - метательным оружием. У многих легионов сохранились противогазы и костюмы химической защиты, правда, довольно сомнительной пригодности.

У Империи много военной техники, но большая часть ее не может сдвинуться с места. Имперская военная техника помпезна и огромна - танки размером с дом, самолеты длиной с улицу, дирижабли с город, с орудиями непомерных калибров и изукрашенной броней. Дюжина древних танков может во мгновение ока снести с лица земли небольшой город - но эту работоспособную дюжину надо еще собрать и надеяться, чтобы танки не заглохли на поле боя. Поэтому командиры предпочитают тратить жизни солдат, но беречь технику.

Численность каждого легиона - 20 тысяч человек (дивизия). Легионы носят каждый свой номер и название провинции, где они стоят - скажем, 187-й Кардиланский легион, 705-й Валийский. В провинции может быть много легионов, и к названиям добавляют еще что-то - 664-й Южно-Кардиланский, 1202-й Кардиланский Золотого Знамени.

Былую силу и мощь сохраняет разве что имперская гвардия, расквартированная в Антериуме и охраняющая дворец. У гвардейцев наиболее чистая кровь, лучшее оружие, нет недостатка в патронах, их боевая подготовка все еще великолепна, и немного найдется в Империи воинов, готовых бросить вызов даже одному гвардейцу.

Наемники

Кто такие наемники? Да кто угодно, согласившийся защищать Империю за деньги. Наемные войска существуют преимущество на границах и в проблемных провинциях, где легионы не справляются. Глава наемного войска получает от Империи титул дука, герцога. Один дук может командовать и тысячей человек, и сорока тысячами - уж кого он наберет на получаемые от Империи деньги.

По большей части, наемники не слишком-то отличаются от разбойничьих банд и не прочь пограбить или понасиловать. Имперские губернаторы, платящие дукам, не вникают, кто и как у дуков служит - лишь бы за свои деньги стреляли в того, кого надо. Наемники - люди того склада, кто готов убивать за Империю, но не готов за нее умирать.

Пример наемного войска - это Пустынные братья Аль-Мейены, служащие в пустынях на границе с Келлахатом. Их тысяч тридцать или немногим меньше; они патрулируют пустыню, охраняют караваны и источники воды. Вероятно, если армия Келлахата попытается занять Аль-Мейену, наемники попросту разбегутся - но с пустынными разбойниками они как-то справляются. У них есть кони, верблюды и чиненые-перечиненные багги - легкие внедорожники для езды по песку, на которых очень сподручно догонять конных разбойников; брони они не носят никакой, а только стандартные бурки желто-песчаного цвета и очки для защиты глаз. Оружие у них - мечи, копья, гранаты. Воинская иерархия Пустынных братьев крайне невнятна - пожалуй, у них не офицеры, а главари банд, только что одетые в одинаковую форму и хотя бы на словах декларирующие верность Империи.

Ополченцы

Тут все просто: от людей, живущих в определенных районах Империи, ожидают, что при виде врага они не убегут, а соберутся во что-то хоть немного похожее на войско и окажут сопротивление. Именно поэтому отслужившим легионерам дают землю преимущественно на границах и опять же в проблемых провинциях: эти люди уж точно будут защищать свой дом. Некоторые пограничные провинции целиком носят ополченческий статус, и от каждого их жителя ждут участия в войне. Скажем, Реимронн прикрывает Империю с северо-запада, от хотнордских дикарей; реимроннцы, ведущие жизнь землепашцев, ремесленников и рыбаков, постоянно готовы к вторжению.